Менди
Vox audita latet, littera scripta manet.
Мне снилась Сахара, раскинувшая предо мной пески. Они искрились в свете дня.
И тут пески разошлись, как волны вод, обнажая под собой тысячи мастаб, бункеров и комнат.
Солнце отражалось от них.
Потом камень, будто воздух таял предо мной.
Таял, открывая в комнатах, нишах тысячи скрижалей.
На каждой из тысячи скрижалей было написано тысячи слов.
И каждое слово несло в себе тысячи знаний.
И вновь пустыня стала целой.

Мне снилось небо, городское небо. Я видела дома, провода, дым из заводов. Я дышала воздухом города.
Был вечер, но солнце было на востоке.
И справа от солнца вставали луны.
Одна за другой луны появлялись и пробегали по небу цепочкой бус, словно кто-то пускал мыльные пузыри соломинкой.
Я спросила "Я знаю что это не возможно, но видите ли вы это?"
И мне ответили "Нет, это тебе лишь кажется".
И я увидела Луну, увидела рядом с Землей, увидела звезды, окружающие их.
А Земля будто вырезанная из картона, тусклая, материки были ее измяты.
А Луна была красно-желтой и мутной, будто гной с кровю сочился из раны

Во сне я видела стоящей себя на краю осыпающегося утеса. Внизу об камни разбивалась соль.
Соль трепала мою юбку, разъедала ее, вырывая клочки из клиньев ткани.
И вся планета содрогалась.
А с высоты птичьего полета Другая Пангея рассекла синюю соль.
И мутная Луна не освещая ничего тихо звенела в черном небе.